Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Вот тебе, бабушка, и Юрьев день...

... ещё один (поздравили только что с памятью вмч. Георгия Победоносца). Хотел было поправить поздравлявшего и тут же увидел в церковном календаре соответствующую (по-видимому, относительно новую) запись.
***
Сегодня мои школьники, -- совершенно уже забыл, по какому поводу, -- "хором" назвали меня необычным учителем. Весь день думаю, комплимент это или нет.
***
Да, я с сентября работаю ещё и в школе, помимо прежней работы. Скорее всего, именно в той самой школе, о которой вы сейчас подумали (называть вслух не хочу по тем же причинам, по которым стараюсь тут сам вслух не называться). Это всё случилось совершенно неожиданно для меня и, по большому счёту, сильно поменяло жизнь. В лучшую сторону. И вообще я доволен невероятно. Всё нравится, всё получается, всё возрождает к жизни (и не только к жизни в профессии, пожалуй). Школа моя всё-таки удивительна!
***
Несмотря на долгое отсутствие здесь, о журнале я не забывал всё это время и вчерне подготовил два цикла записей, об одном из которых изначально сомневался, что его можно сразу открыто выпустить "в эфир". Теперь, с сентября, это ещё более затруднительно, так что возможно мой журнал частично или полностью перейдёт в режим friends only (если Вы захотели бы его читать, но не являетесь френдом -- добавляйтесь, например, через комментарий к этой записи, -- но хотя бы с коротким рассказом о себе: от анонимов я очень устал, прошу меня за то простить). При этом все комментаторы призываются относиться к закрытым записям как к таким, которые могут быть в любую минуту открыты.
***
Оба цикла, несмотря на черновую готовность, "выйдут" не так скоро. Но я надеюсь начать ещё до Нового года. Если позволит, в том числе, и время, которого стало совсем мало. Они таковы (рабочие названия): "Школа, какой я её увидел (1988-1990): воспоминания и размышления" и "Христианство для математиков".

Вопрос ко всем, кто сюда заглянет...

... и не только преподавателям: а что Вы делаете, чтобы Ваши студенты\ученики учились? (Для непреподавателей: что, как Вам кажется, должен делать преподаватель, чтобы его ученики учились?)
Научите меня, пожалуйста!! Или подскажите! Или попытайтесь хотя бы подсказать!! -- Потому что впору... впрочем, об этом потом. Если вообще!
(Ответ "ничего: они сами учатся" понятен и принят заранее, его указывать не стоит.)
***
Я за 20-25 лет перепробовал множество средств. К сожалению, только одно, да и то, пожалуй, самое неудачное во всех отношениях, проработало больше одного семестра. Сейчас, что бы ни делал и ни придумывал, дольше недели-двух не держится...

Эссе и рассказ, написанные после встречи с одноклассниками из самой первой школы.

1. Одно из всегда неожиданных, но всегда же неизбежных открытий, которое встречает почти каждого из нас на рубеже 30-40 лет (кого раньше, кого — позже), — это осознание, что, в общем-то, люди друг другу не нужны. Если тебя с кем-то не связывает прямое дело или интерес, связи твои с ним постепенно или сразу, но неумолимо рушатся. Ты, быть может, и хотел бы их сохранить, но проходит месяц, год, два, пять, редко — десятилетие, и ты понимаешь, что связи и контакты уже давно и безнадёжно потеряны, и даже современные идеи (вроде ЖЖ, "Одноклассников" или "ВКонтакта") не способны их восстановить. Собственно, должно быть, настоящей дружбе можно было бы дать именно такое определение: настоящая она тогда, когда вас уже совсем ничего не связывает, а всё равно вы помните друг о друге и тянетесь друг к другу, считая просто необходимым постоянную встречу: в жизни ли, или хотя бы в письмах.

Но у людей нет времени. Нет времени на общение, нет привычки писать письма, да и времени писать их тоже нет. И это правда, люди с начала 90-х стали существенно больше работать и гораздо реже встречаться; отчасти (или во многом?) потому, что действительно некогда. Я помню, в 80-е наш дом был всегда полон гостей: каждое воскресенье кто-то приходил. Иные гости засиживались за полночь и даже оставались ночевать. А ещё... А ещё я учился в дворовой школе (у очень хороших, впрочем, учителей, как показало время), и ко мне что ни день приходил кто-нибудь из одноклассников и оставался обедать. Вернее, мы сначала обедали, потом (иногда :)) делали вместе уроки и или шли гулять, или играли в моей комнате (О-о, сколько было всяких интересных игр!!) Папа мой был на стажировке в Югославии, и дома хозяйствовала переехавшая к нам на это время бабушка. Она-то и кормила нас вкуснейшими супами и кашами, ненавязчиво наблюдала за нами, второклассниками, радуясь нашим школьным успехам и иногда поддерживая наши детские игры.

Всё это ушло с переходом в другую, отдалённую от дома, школу, там уже я был (иногда очень частым) гостем у своих новых друзей, и старые позабылись по необходимости быстро: когда успеть с ними видеться, пусть с иными жил в одном доме и даже подъезде? — Два часа дороги, два-три часа домашки, сама школа по 5-6-7 уроков — вот и некогда даже погулять выйти. Хватило бы хотя бы поспать!!

Это злосчастное, в самом прямом смысле, слово некогда... Не-ког-да. Нет времени... Да, нужно учиться, нужно работать, времени нет... Может быть, это хорошо... Да нет же, это действительно хорошо, когда времени нет! Когда ты действительно тратишь его на учёбу и работу, забывая обо всём другом, ибо они того стоят, очень стоят!! Но... Но всегда остаётся что-то, что мешает полностью признать право дела поглотить всю твою жизнь. Час, отводимый поговоркой потехе, должен ей отводиться, и счастлив, должно быть, тот, кто сумел именно этот час употребить на сохранение старых связей и нитей, как бы ни старались они запутаться и оборваться...

... И, когда ты спустя 30 с лишком лет встречаешь очень родные лица из давнего детства, лица тех, кто тебя помнит (и помнит также твою бабушку и её обеды) и кого помнишь ты, — что это, как не кусочек счастья? — Пусть маленького. Что это как не кусочек настоящей дружбы? — Пусть неразвившейся и от того не состоявшейся... Что это, как не залог чего-то большего, чем просто встреча?

Пусть даже мы не увидимся ещё 25-30 лет (кто знает, как повернётся жизнь?), но эта маленькая встреча, для которой каждый из пришедших оторвал кусочек своего дела и своего времени, оказалась столь тёплой и содержательной, что нет никаких сомнений — она отголосок той самой Встречи и Узнавания, для которых-то и существует Общение.

*****************************************************************************************************************

2. Иногда нас настигает ощущение полного счастья. Оно не бывает частым, оно никогда не продолжительно, но про него нельзя сказать, что оно неуловимо: напротив, оно улавливает нас целиком, да и, если бы не так, оно не было бы именно полным... Оно обычно ни от кого не скрывается: великие, и не очень, художники запечатлевали его на своих полотнах; строки о нём можно легко припомнить в "Капитанской дочке" или "Войне и мире"; музыка, от очень серьёзной (Пасторальная симфония Бетховена, например) до очень лёгкой и даже наивной, но от того не менее, если не более, сильной именно по этому самому ощущению полного счастья (песня "Крылатые качели", к примеру), захватывает, порой, ровно потому, что припоминает нам те самые счастливые моменты нашей жизни, которые, сколь бы просты они ни были, объяснить ничем и никак нельзя.

Позавчерашняя встреча одноклассников напомнила мне один такой, очень простой и очень яркий, момент моей жизни...

... Ранний июнь 1985 года. Тепло, солнышко, только что закончилась школа и наступили каникулы. Мы с ребятами, позади моего дома, бегаем на зелёной свежей травке в футбол. Наше "поле" большое, но с небольшим уклоном, и мы выбрали себе маленькую площадочку на его углу, которая поровнее и на которой не нужно часто гнаться за убегающим и ускоряющимся мячиком.

Я знаю, что не умею играть. Ну, то есть, играю неважнецки. То ли дело Гога, Колебрик или Макс: они и в футбол, и в хоккей мастера. А я — так, плохенько. Но они меня не только не гонят, они меня берегут и при всяком случае отмечают любой успех... В чём тут дело? — Быть может, в ответственности за меня (в детстве у меня было больное сердце, и ребята об этом хорошо знали); может быть — просто в детской безотчётной симпатии; а может — и в том, и в другом... Но, в чём бы то ни было, а меня начинает стеснять то, необходимое каждому ребёнку и всегда им сразу узнаваемое, ощущение, что тебя любят. Но оно пока совсем маленькое, хоть и успевшее дать знать о себе, и я, совсем о нём не задумываясь, продолжаю увлечённо гонять мячик с ребятами, не думая, пожалуй, и вообще ни о чём другом, кроме пасов, навесов, проходов и голов...

... Постепенно солнце клонится к западу, оно уже за домами и в воздухе запахло сумерками. Мы замедляем игру, многие расходятся по домам сами, а кого-то выкликают мамы из окон... И вот, нас осталось только четверо: Дима (он же упомянутый Гога), Вова (Колебрик), Максим и я. Играть уже не хочется, хоть мы и нельзя сказать, чтобы забегались, и мы сидим на газонном ограждении, а кто-то — прямо на траве и что-то обсуждаем. И вдруг поднимается тема создания футбольной команды нашего класса (все мы одноклассники): кого возьмём, кого не возьмём. Впрочем, ни один кандидат не отклоняется, разве что Дима с Максом авторитетно обсуждают достоинства и недостатки каждого, а Вова корректирует их. Я молчу, да мне и нечего сказать: я ведь в этих делах совсем не знаток — мне просто приятно слушать их рассуждения, да и, по правде говоря, одно то уже почётно, что и я мог бы, если бы захотел, вставить своё слово.

Прохлада июньского вечера одурманивает, уходить не хочется, хотя становится всё темнее. Да и ребята обсуждают всё интереснее и интереснее. И вдруг повисает в воздухе вопрос: "А кто будет капитаном?"

— Ты, конечно, Гога. Ты лучше всех играешь, — отвечают то ли Макс, то ли Вова. Да и остальным ясно, что тут вопроса никакого нет.

Но Дима (Гога) секунду думая возражает:

— Нет, тут не так важно, кто лучше всех играет, тут важно другое.

Любопытно, что он совсем не собирается мнимо скромничать и отпираться от названия лучшего игрока. Взрослого лукавства нет ещё в нас и тени.

— Нет, ребята, капитаном должен быть самый лучший в другом смысле.

— Да, он должен быть хорошим другом у всех.

— Чтобы все его уважали.

— И слушались, если что.

— И чтобы он мог помирить, если кто поссорится.

Да, слишком много серьёзных требований, но, в общем, под них подходят все из присутствующих и большинство (если не все) отсутствующие. Наш класс и вправду был каким-то особенным: казалось бы, дети, а уважали друг друга мы по-настоящему и бескорыстно слушались друг друга, передавая то одному, то другому первенство. И сейчас мне было совершенно ясно, что речь у ребят идёт о ком-то конкретном, но я, перебирая всех одноклассников, никак не мог понять, о ком именно, пока не дошло до...

— ... а ещё он должен хорошо учиться.

— Желательно, чтобы был отличником.

Мне теперь всё ясно: единственным отличником из мальчиков в нашем классе был я. Дорогие, милые ребята: вы это всё затеяли, чтобы сделать приятное мне, чтобы поддержать меня в болезни и притушить, прикрыть мою плохую игру в футбол... А дальше начинается трогательная весёлая, но одновременно серьёзная игра:

— О, я знаю, кто это должен быть! — говорит Вова, лукаво поглядывая на меня.

— И я знаю, — говорит, улыбаясь, Макс.

Дима своим всегдашним авторитетным голосом голосом завершает, оборачиваясь в мою сторону:

— Ну, понятное дело, у нас только одна кандидатура.

По-видимому, и я тогда был ещё лишён мнимой скромности, так что совершенно не собирался отказываться от приписанных мне качеств. Но правду-то не скроешь, особенно важную правду:

— ... я ведь совсем не умею играть.

Ребята предвидели этот аргумент:

— Ничего, мы тебя научим!

— Мы тебя будем тренировать!!

— Можно начать прямо завтра!

— Нет, завтра я уезжаю.

— А я — послезавтра.

— Давайте начнём осенью? Всё равно раньше не получится.

— Да, давайте...

... Сумерки совсем сгустились. Мы, собрались по домам и, продолжая по дороге обсуждать детали, начали расходиться.

— Всё, Андрюх, ты теперь капитан, — сказали мне ребята на прощанье (мой подъезд был первым по пути), и я, засыпая в тот летний вечер, наверно впервые ощутил себя совершенно счастливым.

***

Ничто из этого для меня не сбылось. Я осенью ушёл в другую школу, а ребята создали не футбольную, а хоккейную команду, которая с успехом выступала в разных соревнованиях и чуть ли не стала чемпионской в какой-то год. Однако детский порыв моих друзей совсем не остался бессмысленным. Проходили годы, мелькали жизненные события, появлялись и уходили обстоятельства и люди, а память об этом июньском дне раз за разом возвращалась, не теряя ни красок, ни запахов, ни ощущений...

...А позавчера увидел всех трёх ребят, и в словах, и, что важнее, в глазах их — всё то же уважение, что и в детстве. Значит, и тогда всё было правдой, и тогда всё было не просто так...

О том, как становятся двоечниками, или Как я докатился до такой жизни (часть 12 и последняя)

Collapse )
Опять я затянул окончание своей, как тут кто-то иронично-добродушно определил, саги, за что прошу у читателей прощения, намереваясь сегодня же завершить основной текст. От попытки объяснить, как получаются из, вроде бы, (много)обещающих отличников двоечники, мой рассказ плавно перетёк в подробную историю моей учёбы на мехмате, однако, как кажется, всё-таки от основной темы удалился не так уж сильно. При этом новая тема не была бы полностью завершена, если бы я не рассказал немного о своих однокурсниках, о таких предметах, как, скажем, физкультура или иностранный язык, о военных сборах и прочих околоучебных вещах, сопровождавших мои восемь университетских лет. Впрочем, если об этом и будет написано, то в специальных отдельных приложениях и лишь в случае, если это интересно читателям. Сейчас же я постараюсь, насколько смогу полно, рассказать о своих попытках научной работы вместе с последним семестром, защитой, выпуском, аспирантурой и расставанием с факультетом, при этом всюду имея в виду в первую очередь основную тему, заявленную в названии всего цикла.

Итак...Collapse )
Так закончились мои экзамены (если не считать государственного, вступительных и кандидатских в аспирантуре) и сейчас самое время вернуться на несколько лет назад, чтобы начать рассказ о попытках заниматься наукой.Collapse )
***
Хотел написать небольшое заключение. О том, зачем всё это писал и что хотел этим всем сказать. Но, с одной стороны, если после стольких записей необходимы ещё объяснения, то или я написал совсем плохо и всё это следует нещадно выбросить на помойку, или же я не уважаю читателя, показывая дополнительными разъяснениями ему, что он не в силах всё прочитанное понять. И поскольку кажется мне, что написал я не так уж и плохо :), да и в читателях (в данном-то случае -- точно) :) сомнений у меня нет, добавлять заключение не буду. И даже если для кого-то вся эта "сага" будет лишь рассказом об учёбе одного двоечника в школе и университете -- не беда. В конце концов, не он виноват в том, что автор, может быть слишком часто, уклонялся от своей главной цели. А если написанное окажется кому-нибудь полезным, это для автора будет самым большим свидетельством, что он предпринял эту странную саморазоблачительную полуисповедь не напрасно.

Околорабочий калейдоскоп.

1. Отписки.

Всегда почему-то был уверен, что отписки характерны для "нас". А для "них" -- нет. Только что убедился в обратном (для "них"). Заказал вчера диск в Англии, по описанию -- один из трёх томов одного очень интересного для меня издания. Увы, на сайте (в магазине) не было указано, какой именно из томов продаётся. Связаться заранее с продавцом возможности или нет, или она запрятана так, что я, в общем-то новичок, не вижу сходу, как это сделать. Стоил диск, впрочем, очень дёшево, и, поскольку ни одного из томов интересующего издания у меня нет, решил рискнуть, тем более что после заказа связаться с продавцом заведомо можно, да и у того же продавца оказался ещё один диск той же интересующей меня серии, который я вместе с первым и заказал. Связался с продавцом, задал простой вопрос: принадлежит ли диск той же серии, что и заказанный вместе с ним, и, если да, то каков номер тома. Ответ получил менее, чем через сутки, но уже после того, как была отправлена посылка в Москву:

Hello,

Thank you for your email.

All product information is based on barcode information stored on the website database that you are viewing and basic product details can be accessed through the product link in the listing.

It is also likely that we stock more than one copy of the item in question, therefore making it impossible to answer specific product related questions.

Please be assured that if you receive an item that is not as described, you are entitled to a full refund or a replacement.

Please feel free to contact us if you have any further enquiries.

Regards...


Эх, ребята, ребята, ну вы совсем, как наши с моей работы, которым говорят, что не вставляются некие присланные ими номера в некую программу, в которую они же требуют эти номера вставить, а они на вопрос, что делать, спокойно отвечают (некоторые идентифицирующие детали заменены отточиями в угловых скобках):

Добрый день уважаемые коллеги!
Управление <...> информирует Вас, что при формировании <...> в программе <...> в ячейках, где необходимо указывать <...>, необходимо указывать шифр <...>в соответствии с приказом Ректора № <...>.

С уважением...


И, казалось бы, чего проще: в первом случае ответить: "Простите, не знаем -- у нас отдел комплектования работает быстрее отдела ответов на вопросы, и Ваша посылка уже в пути, а у нас, к сожалению, нет в наличии второго экземпляра диска, чтобы посмотреть", а во втором просто добавить: "... но мы пока не знаем, как поступить, раз программа не принимает положенных шифров, а, как узнаем, так сразу сообщим отдельной рассылкой"... Ну почему нельзя так? Почему?..

2. Культурный шок.

Вчера внезапно приехала ко мне девушка с работы с тем, чтобы я подписал толстую пачку неких бумаг-протоколов. Я её видел раз третий в жизни, последний перед вчерашним -- год назад: она же приезжала тогда ко мне по аналогичному делу. Лето, жарко, одежда открытая, и все руки и ноги в татуировках. Год назад, кажется, не было ни одной (во всяком случае, я не помню). Девушка -- лет 18-19, красавица, умница, с очень добрым голосом и вообще очень милая... И такое уродство (не буду толерантничать и делать вид, что). Ведь некрасиво же!! Просто уродливо!! Зачем??! Так грустно...

3. Июнь.

Впервые июнь не столь загружен и "нервен"... есть даже время на полноценный отдых, хотя дурацких дел всё равно с избытком. Например, пришло очередное распоряжение очередной план представить к такому-то сроку в таком-то виде. "Вид" делает специальная программа и по ней же (её предыдущей версии) сделан почти 1:1 такой же план полгода назад. Задача -- сделать чуть изменившийся (в трёх незначительных местах) план по новой версии программы. Открываю программу в надежде, что в ней предусмотрена соотв. конвертация, после которой останется исправить эти три места, да и всё. И действительно, передо мной подробная инструкция, как это сделать, с рисунками (скриншотами), показывающими наглядно, какие кнопки нажимать, и комментариями к разным возможным неприятностям. Инструкция есть, а нарисованных на (якобы?) скриншотах кнопок на деле нет ни одной!! Спросить некого (да и ответ ожидается подобный тем, что в первой части сегодняшней записи: читайте инструкцию, там всё написано), обновление и переустановка последнейшей версии программы ситуацию не лечит... пришлось делать план заново, на что ушло около двух часов. ... и так почти везде!! Поневоле взвоешь и забудешь про необычный за многие годы июнь...

4. Студенты.

Студенты в этом году... разные. Даже очень разные.
Группа на первом курсе. Три-четыре человека занимаются изо всех сил, такого интереса не припомню давно. Человек шесть-семь не ходят совсем и не делают ничего. Среди них есть такие, кто в прошлом семестре занимался. Почему пропал интерес (если он был, конечно) -- загадка. Одна девушка появляется на занятиях, иногда даже говорит неглупые вещи, но не пришла ни на одну контрольную. Десять раз договаривалась, что придёт написать в другой день. Не пришла ни разу. Ещё несколько человек -- что называется, ни то ни сё (и они как раз обычны, но больше для конца 90-х -- начала 2000-х, таких тогда было очень много).
Второй курс, две группы: одна совсем никакая стала. Кроме нескольких человек, которые, впрочем, в целом, поддаются общему "болотному" настроению... Другая группа была на несколько порядков лучше, но в этом семестре, как будто сознательно, опустилась на уровень-два ниже. Самое ужасное, что задававшие в ней тон отличные иностранцы, как заведённые отучившиеся весь первый курс, сейчас стали постепенно перенимать нелучшие повадки российских студентов: подхалявить, если возможно... подсписать, если лень думать... Увы, "с кем поведёшься" никто не отменял... даже если твой русский оставляет желать лучшего.
Тем не менее, надежд много. Например, заставил одну студентку, которая всегда списывала, не списывать на экзамене (нашёл методы против Коли Сапрыкина). Впервые получил от неё достойный (пусть и троечный в итоге) ответ. И очень был ему рад!

5. Списывания.

Кстати, о списываниях: мир изменился, и студенты давно списывают совершенно бездумно. Мы в своё время, если и списывали, то с умом. Идею там подглядеть, ну или такую вещь переписать, выучить которую невозможно или слишком сложно (какие-нибудь формулы жуткие из дифференциальной геометрии или уравнений с частными производными), но, выписав, вполне можно объяснить и даже вывести. Сейчас -- не то. Я даже экспериментировал: давал совершенно одинаковые (отличающиеся только ничего не значащими числами) варианты сидящим рядом студентам, про которых знал, что один из них умеет решать задачу, а второй -- нет, но списывать любит. И что же? -- Этот второй списывал в итоге не правильное решение у соседа (с необходимыми крохотными поправками), а ошибочное -- у того, кто сзади или спереди через ряд имел тот же вариант. Хуже всего, что такое списывание уже вошло в привычку... и с ней крайне сложно бороться. Хоть пятёрки ставь тем, кто умеет правильно списывать!! -- Они ведь и правда, в самом прямом смысле отличники! (т.е. отличающиеся от других)

6. Надежды.

Надежды всё равно есть, и их много. Как ни странно, даже один человек может их возродить, если они умерли, или просто питать, если живы... И у меня такой в этом году был. Чуть больше года назад перешёл ко мне магистр, в бакалавриате учившийся отвратительно, но два года магистратуры использовавший по максимуму. За это время он вырос чрезвычайно, и хотя ничего и не написал (диплом, считай, реферативный), оказался одним из лучших (если не лучшим) за все годы моим учеником. Объясняя ему, почти извиняясь, что не могу ему поставить пятёрку на защите, получил замечательный ответ: "Я подрос, это уже хорошо, а остальное не так важно".
А ведь ещё есть замечательный первый курс (та его часть, что учится изо всех сил)!! Да и на второй я, несмотря ни на что, продолжаю рассчитывать...
Так что нет мне пути унывать).

О том, как становятся двоечниками, или Как я докатился до такой жизни (часть 11)

Collapse )
Надо бы подходить к концу в описании моей учёбы на мехмате. Прошу снова прощения у читателей за длинную паузу и на этот раз попытаюсь всё завершить. Кажется, остановился я на середине четвёртого курса, рассказав всё про 7-й семестр и даже кое-где забежав вперёд. Впрочем, кое о чём я всё-таки позабыл -- потому, должно быть, что, с точки зрения сдачи, оно принадлежало уже 8-му семестру.
Collapse )
... Сдавая все эти долги (шёл ведь уже последний, дипломный, семестр), я пытался готовить некоторую дипломную работу. Но на мехмате (не знаю, как сейчас, а в наши годы было так) последний семестр тоже имел занятия: надо было сдать два из 4-5-6 читавшихся курсов по выбору. Но об этом всём в следующей -- надеюсь, окончательной, -- части этих записок.

О том, как становятся двоечниками, или Как я докатился до такой жизни (часть 10)

Collapse )

После удачной пересдачи предпоследнего экзамена в самом конце августа и несмотря на ещё два месяца "висевший" последний, четвёртый курс начался для меня очень удачно. Я решил, как иногда говорит в подобных случаях моя мама, поломать карту (видимо, от известного "не та карта легла" применительно к судьбе), то есть в очередной раз попробовал воспитать в себе волю. И на этот раз у меня получилось. Почти получилось, говоря правду, так как через семестр всё вернулось к прежнему (а то и вовсе стало многократно хуже). Но это предмет для следующей главы, а в этой пойдёт рассказ о том, как двоечник смог, пусть и ненадолго, вернуться к отличнику...Collapse )
Несмотря на всю решительность и некоторое время державшуюся твёрдость, к концу семестра я стал уставать, не успевать даже того, что поставил себе в первые ряды (только в численных методах удалось выдержать абсолютно всё и не сделать ни одной заметной промашки). Уже в любимой теории чисел, занятия по которой вёл у нас М.А.Черепнёв, к концу семинаров начинали возникать сбои, так что единственную контрольную работу, завершавшую "практический курс", я написал совсем не так хорошо, как обещал поначалу. Про оптимизацию и механику и говорить нечего. По последней, правда, я вполне научился решать задачи, но, опять же, физическую сторону дела не понимал совсем, как, если помнит читатель, было с физикой и в школьные годы, воспринимая её, механику, как раздел математики (что, впрочем, для именно теоретической механики уже не было совсем неверным). Несмотря на неудачу на экзамене по оптимизации и на чёткое понимание всего только что высказанного, мне казалось, что всё так-таки наладилось, я снова стал хорошо учиться и все беды с учёбой в прошлом. Расплата за эту самоуспокоенность наступила очень быстро, но гораздо больше времени прошло, прежде чем я понял, что, при всей внешней успешности того семестра, учился в нём я из рук вон плохо. И дело даже не в том, что моментально забылось всё или почти всё, что, как казалось, я знал, "как гуру"... Просто это был уже, как говорится, не тот уровень. На четвёртом курсе требовалось нечто гораздо большее, чем эти, вполне отличнические, но при этом вполне же детские, занятия. Конечно, и они нужны были (хотя бы для того, чтобы смочь выйти из состояния тяжёлого уныния, которым закончился для меня третий курс), но надо было взять даже не одним, а двумя уровнями выше. И это было возможно, но... я тогда об этом не догадывался и даже не ставил себе такой задачи. И это главная, пожалуй, из моих университетских ошибок. Ибо и догадаться мог (и должен был), и задачу такую себе вполне мог поставить. Решил ли бы? -- едва ли. Но иногда и одна постановка задачи значит много, а настоящие математики нередко утверждают, что верная (правильная) постановка задачи есть уже и половина решения последней. Пожалуй, если здесь и есть преувеличение, то... не такое уж и большое.

О том, как становятся двоечниками, или Как я докатился до такой жизни (часть 9)

Collapse )

Повторюсь: несмотря ни на что, на третьем курсе были и отрадные моменты, причём, порой, они приходили настолько же неожиданно, насколько ожидаемо и привычно бывало противоположное. Например, собираясь в январе на первую пересдачу дифференциальной геометрии, я совсем не думал, что ожидаемая двойка (которую мне и поставили тогда, конечно) будет вмиг забыта, а пересдача запомнится чем угодно, но не ею. А дело всего лишь в том, что за время подготовки наполовину совершенно не знакомого мне билета и ожидания очереди, я... пожалуй, всего во второй раз в своей жизни, испытал свои преподавательские способности. В аудитории, помимо нас, не сдавших топологию, находилось ещё десятка два первокурсников, которые сдавали (кто экзамен, а кто -- только зачёт) по аналитической геометрии, и двум-трём из них я, от нечего делать (а делать в ожидании сдачи и правда было совсем нечего), рассказал их билеты, после чего они, уходя с тройками, смотрели напоследок на меня благодарными глазами. Помню, одному юноше подсказал что-то про классификацию поверхностей второго порядка, а одной девушке изложил, с самого начала, идею ориентации пространства, и, если юноше и правда нужна была лишь подсказка, то девушке была прочитана полноценная лекция, которую я тут же и переслушал, уже в её исполнении, которым остался, в целом, очень довольным.

Но больше всего отрады приносили попытки заниматься...Collapse )

... Я испытал натуральный шок: около 15 задач решились всего за два-три дня. И пусть среди них была и моя "старая" вторая задача, и задача, сходная с моей "старой" первой, -- всё равно это казалось невероятным. Пожалуй, тогда я впервые понял, что двоечник двоечником, а образование я получил не такое уж плохое!

О том, как становятся двоечниками, или Как я докатился до такой жизни (часть 8)

Collapse )

Перечитав составленную вчера часть, нахожу её написанной слишком мрачными красками. Да, на третьем курсе мне было как-то особенно тяжело, но всё-таки и тогда были яркие и -- даже, казалось бы, в самой глубине отчаяния, -- очень радостные моменты, о которых, пожалуй, стоит рассказать. И, во-первых, здесь следует сказать несколько слов о программировании, которое у нас весь тот год вёл, без большого преувеличения, один из самых легендарных мехматских "программеров", а именно...
Collapse )

Мехмат потерял одного из самых ярких своих сотрудников...

О том, как становятся двоечниками, или Как я докатился до такой жизни (часть 7)

Часть 1.
Часть 2.
Часть 3.
Часть 4.
Часть 5.
Часть 6.

Когда-то я уже писал, что не могу себя назвать волевым человеком. Тем не менее, бессчётное число раз за свою жизнь я пытался им стать. Один из таких разов и случился вечером 31 августа 1992 года, когда, освободившись от последнего долга и став уже полноценным третьекурсником, я решил, что "всё, теперь учусь, с сегодняшнего дня".
Сколько я продержался?..
Collapse )
... поэтому о ней -- в следующей части.